Свежие комментарии

  • Андрей
    Объёмная статья,познавательная,но для меня очень много текста,нашёл видео,где за пару минут рассказали массу информац...1 часть Урок 1 АС...
  • Кококо
    *Почему коты и ко...
  • Таня
    Была я в секонхенде, там продавалась красивая икона на одеяле. Я не выдержала и купила. Принесла домой положила, на т...Почему коты и ко...

Шотландия. Удивительная и прекрасная. Книга 1

Шотландия. Удивительная и прекрасная. Книга 1

Эти странные шотландцы: Национальное лицо

Шотландия. Удивительная и прекрасная. Книга 1

Население Шотландии составляет 5 миллионов.

Для сравнения:

  1. англичан 50 миллионов,
  2. ирланцев 5 миллионов,
  3. датчан 5 миллионов,
  4. швейцарцев 8 миллионов,
  5. французов 59 миллионов,
  6. канадцев 31 миллион,
  7. американцев 280 миллионовю

Шотландия чуть меньше Исландии, почти в два раза больше Швейцарии и равна одной седьмой части Франции.

Спросите шотландца, что ему всего милее в его нации, и он заговорит об её особенностях. Шотландцы не лучше и уж конечно не хуже других, но их ни с кем не спутаешь. Они прилагают немалые усилия к тому, чтобы быть непохожими на других. Говорят, будто они стараются на потребу туристам, но это не так. Шотландцы занимаются этим исключительно ради собственного удовольствия.

Притулившись на северо-западной оконечности Европы, шотландцы выработали свои собственные привычки и очень этим гордятся. Даже контрасты и противоречия, каковых у них немало - часть их истории. Быть шотландцем вовсе не так просто и легко, как может показаться на первый взгляд, в противном случае различия бы просто испарились. Для многих шотландцев принадлежать к своей нации - дело их жизни.

Может показаться, что шотландцы прирожденные актеры и хвастунишки.

На самом деле это совсем не так! Просто они пляшут под свою собственную дудку и, как истые актеры, надеются, что иностранцы поймут их правильно и должным образом оценят их самые примечательные качества. Таков их вердикт, а все шотландцы в душе судьи.

Как нация, они тайно страдают от комплекса неполноценности и очень переживают по этому поводу. Действительно, какая еще нация могла ничтоже сумняшеся отказаться от своей государственной самостоятельности, как это сделали шотландцы в 1707 году? Но еще и до того Шотландия дважды становилась провинцией Англии. Первый раз это случилось в конце 13-го века при Эдуарде I, который, кроме прозвища Долгоногий, приобрел и другое - Шотландский Молот, так как нещадно молотил своих соседей. Затем в 17-м веке на независимость страны покусился Оливер Кромвель. Так что шотландцам не впервой поднимать себя за шиворот и начинать все сызнова; сегодня это проявляется в том, что страна регулярно попадает в число участников чемпионата мира по футболу, а потом вылетает из него, как пробка, уже в первом туре.

На самом же деле для чувства собственной неполноценности у шотландцев нет никаких оснований. Тут все очень просто: подобно маленькой радиостанции, вещающей на волнах более мощного конкурента, шотландцам, чтобы быть услышанными и замеченными, приходится кричать во все горло. Без этого они бы давно затерялись в густой тени соседней Англии, и из очаровательной коллекции древностей и сильно подновленных традиций, каковой Шотландия является сегодня, она бы превратилась просто в северный придаток Йоркшира.

В общем, для комплекса неполноценности у шотландцев нет никаких причин. Если они от чего-то и страдают, так это от непоколебимой веры в собственную значимость, и им все равно, знает об этом остальной мир или нет. Главное, что знают они. А они знают, что помимо гольфа, виски, ткани шотландки, волынки и кекса «Данди», они дали миру первый настоящий паровой двигатель, газовое освещение, велосипед, бескамерную шину, хлороформ, телефон, телевизор, парафин, пенициллин, эхолокатор, опреснитель воды, клонированную овечку Долли… А если вы этого не знаете, они охотно вас просветят. Шотландцы - народ вовсе не застенчивый, не углубленный в самосозерцание и не просящий ежеминутно прощения за беспокойство.

Шотландцы делят все народы на две категории:

  1. англичане;
  2. все остальные.

Если вы принадлежите к группе «остальных», то у вас явное преимущество.

Шотландцы любят американцев не только за то, что у многих из них есть шотландские корни, но и, прежде всего, за непосредственность в выражении чувств: восхищения, удивления, озадаченности и даже незнания, а это вполне импонирует шотландцам; и еще они их любят за незакомплексованную открытость и щедрость. Но канадцев они любят все же больше, поскольку вероятность встретить канадца с шотландскими корнями значительно выше.

Европейцев шотландцы тоже любят, особенно своих товарищей по северу - скандинавов, разделяющих их ценности и в равной степени сочетающих в себе индивидуализм и коллективизм. Не забывают шотландцы и французов, которые на протяжении веков были их верными союзниками в борьбе против «извечного врага» (о котором будет сказано позже), втиснувшегося между двумя этими нациями.

По некоторым подсчетам, шотландцев в мире около 30 миллионов, из них только 5 миллионов проживают в самой Шотландии. Остальные разбросаны по бывшим британским колониям, большей частью в Северной Америке. А в Южной Каролине, Восточной Канаде и на острове Южный в Новой Зеландии даже существуют целые «Малые Шотландии». В общем и целом, шотландцы есть везде. Время от времени, печатая некролог, местные шотландские газеты сопровождают его такой обнадеживающей фразой: «Просьба к канадским газетам: перепечатать».

При всем при том шотландцы не забывают, что они европейцы. И с легкой завистью взирают на Данию, Швейцарию и, конечно, на кельтскую Ирландию, столь похожую и столь отличную от Шотландии, чьи энергичные народы, едва-едва превосходящие шотландцев по численности, а то и малочисленнее их, отстояли свою независимость. Ирландцы вышли из грандиозного котла истории в огненном ореоле и со сталью внутри, а шотландцы - ровно наоборот: в стальном панцире и с огнем в душе.

Ксенофобия шотландцам не свойственна. Основной функцией иностранцев как раз и является предоставление шотландцам возможности почувствовать себя таковыми, и за это их искренне ценят. Кельты испокон веку гостеприимны даже по отношению к заклятым врагам. «Пока ночь - гуляем, драться будем поутру», - гласит гэльская пословица, и многие путешественники с восторгом рассказывают о горячем приеме, который был им оказан даже в самых отдаленных горных долинах.

Извечный враг

Отдавая остальному миру так много, хотя их никто об этом и не просит, шотландцы редко задумываются над тем, а что они сами получили от него взамен. Они либо воспринимают это как должное, либо просто предпочитают об этом не думать. И тут их можно понять: практически все мировые достижения - политические, социальные, культурные, промышленные - доходили до Шотландии при посредстве ее «извечного врага», Англии, мешавшей как заноза в теле на протяжении веков. Шотландцы познавали себя как нацию и приобретали свое национальное самосознание с его положительными и отрицательными чертами не без помощи более многочисленных и зажиточных англичан, готовых в любой момент броситься доказывать свое превосходство при помощи силы. И шотландцы не собираются им этого прощать.

Шотландцы любят рассказывать байку про то, как Господь, создав Шотландию и с наслаждением взирая на плоды трудов Своих, призвал архангела Гавриила, дабы и тот насладился этим зрелищем. «Ты только посмотри, - сказал Господь. - Вот мое лучшее творение! Чудные горы, мужественные мужчины, прекрасные женщины, чудесная прохладная погода. И еще даровал я им красивую музыку и особый напиток под названием виски. Испробуй». Гавриил посмаковал виски, похвалил Господа и сказал: «Прекрасно! Но не кажется ли Тебе, что Ты слишком расщедрился? Не боишься их избаловать? Может, добавить ложечку дегтя в их бочку меда?» На что Господь ответствовал: «Знал бы ты, каких я подсунул им соседей!»

Удивительно, но факт: на международных спортивных состязаниях шотландцы, как правило, болеют за тех, кто выступает против англичан. Идет ли речь о чемпионате мира по крикету или о международной игре в блошки, стоит только англичанам начать проигрывать, как шотландцы наполняются чувством собственного достоинства и ехидного злорадства.

Покровительственное и высокомерное к себе отношение шотландцы усматривают даже в английском акценте, особенно в «аристократическом».

Заслышав его, они тут же дают волю своему вспыльчивому характеру, обзывая англичан классово зашоренными снобами, ленивыми и самодовольными тугодумами. Эти две нации конфликтуют так давно, что уже не способны воспринимать друг друга объективно, в своем соседе каждая из них видит только карикатурные черты. В действительности же вот уже 250 лет как шотландцы и англичане выясняют отношения лишь на полях спортивных сражений.

Шотландцы любят представлять себя нацией яркой и колоритной, словно клетчатая шотландка, как внутри, так и снаружи.

Они считают себя умным и хорошо воспитанным народом. В отличие от некоторых других наций, к образованию они относятся с уважением. Шотландцы снимают шляпу перед знанием, им нравится чувствовать себя его достойными носителями. Ничего дурного в том, чтобы быть умным, они не видят, если, конечно, ум этот проявляется в словах и делах, а не в пустом хвастовстве. Когда шотландец говорит, что такой-то и такой-то имеют о себе высокое мнение, он не хвалит и не осуждает их, он просто констатирует факт.

Всячески подчеркивая свои колоритность, ум и кельтское происхождение, шотландцы, однако, не забывают и о своей духовной стороне, о душе. Они предрасположены к томной меланхолии, особенно когда небо низкое, а дни короткие, или когда Шотландия вновь продула на чемпионате мира по футболу.

При всем при том этот жизнерадостный, мозговитый и меланхоличный народ имеет и свою прагматичную, практическую жилку. Жены шотландцев по определению опрятны, умеют набивать подушки, печь пироги и варить варенье. Они сохраняют обмылки, штопают детские носки и знают шесть способов, как использовать вчерашнюю холодную картошку. Шотландцу доставляет удовольствие сознавать, что он обладает природным инстинктом, который позволяет ему потрошить оленя или ловить форель руками даже после того, как он оттрубит целый день за «баранкой» автобуса или за компьютером.

Шотландцы считают себя добросердечными, независимо мыслящими людьми, коллективистами с чувством юмора. Их любимое словечко - «добрый»; они придают ему множество значений и применяют к множеству вещей, в том числе и к себе - прекрасным, дружелюбным, покладистым людям, готовым поделиться тем малым, что имеют, хорошо думающим о других и обладающих чувством коллективизма. Что же, у всех есть свой идеал, шотландцы не исключение.

Постороннему человеку, впервые столкнувшемуся с шотландцами, они кажутся довольно однородной массой с сильно выраженным чувством национальной принадлежности. В любом, даже самом удаленном уголке мира шотландец, изъясняясь с шотландским акцентом, не сомневается в том, что будет принят как друг. «Все мы потомки Джока Тэмсона», - к этой уже вошедшей в поговорку фразе шотландцы прибегают всякий раз, как им взгрустнется в окружении незнакомцев. Джок Тэмсон - или, по-английски, Джон Томсон - это мистер Средний шотландец. Первый вопрос любого шотландца при знакомстве: «А откуда вы родом?» Шотландцы определяют друг друга по географическому признаку, и за пределами Шотландии встреча двух земляков из Эршира или Окмьюти будет горячей. Хотя дома отношения между ними зачастую более чем прохладные.

За рубежом для них имеет значение лишь принадлежность к Шотландии: тут уж они все земляки. А вот на родине дела обстоят иначе. Дома они соперники и оценивают человека по четкой шкале его социальной значимости. А судят шотландцы друг друга сурово. И дело здесь не в высоких критериях оценки, а в самой обыкновенной конкуренции и даже в зависти. Конечно, «преуспеть» - это цель всей нации, однако наверх, ясное дело, пробиваются лишь единицы, и те, кто остался у обочины, хотя и на довольно высоком уровне, частенько чувствуют себя, мягко говоря, обиженными. Шотландцы, как и все остальное человечество, тоже испытывают странное удовлетворение при падении высоко взлетевшего знакомого. Немезида в Шотландии легка на расправу. Прагматизм, присущий шотландцам, подсказывает им, что любой подъем неминуемо заканчивается падением.

Всем известно о соперничестве между шотландскими городами Эдинбургом и Глазго. Вот, например, история про двух болельщиков из Глазго, которые после победы «Септика» в Европейском кубке в Лиссабоне решили добраться из Португалии до дома автостопом. Они проголосовали, остановилась машина, и водитель говорит:

- Мы в Эдинбург.

- Тогда нам не по пути, - отказались фанаты. - Нам в Глазго.

В Эдинбурге считают, что Глазго - бестолковый, нахальный и вульгарный город. Жители Глазго тоже не остаются в долгу. Для них типичный эдинбуржец - это «шуба без штанов». В одном из рассказов шотландского писателя Нила Манро герои вступают в следующую перепалку: «Да все мудрецы в Глазго - с востока, то есть, из Эдинбурга», утверждает один. «Конечно, - тут же парирует житель Глазго, - и чем они мудрее, тем быстрее к нам перебираются».

Существует и другая конкуренция. В частности, между горцами с севера и южанами с равнин. Этнографически шотландцы - это смесь кельтских и докельтских племен, северян, англосаксов и фламандцев, и, в отличие от расхожего мнения, как горцы, так и южане имеет одно и тоже происхождение. Различия между ними скорее культурные, чем этнографические, что особенно проявляется в том факте, что на севере и северо-западе Шотландии на протяжении многих веков говорили на тогда общенациональном гэльском языке. Однако это не мешает горцам считать обитателей юга зашоренными горожанами, чуть-чуть более цивилизованными, чем англичане; в то же время южане считают северян ленивым, витающими в облаках незадачливыми субсидиоманами. «Молитву фермера» сочинил явно не горец:

Торф соберется сам собою,
И выпрыгнет на берег рыба;
А у меня подушка под главою
И сон глубокий, как могила.

Соперничество и конкуренция проявляются и на местном уровне. Частенько даже соседние города отзываются друг о друге далеко не по-соседски. А в пределах одного города жители разбиваются на группы, похожие на племена. В Керкуолле, столице графства Оркни, в ежегодной предновогодней игре «ба» встречаются команды верхнего и нижнего районов, даже мысли не допускающие о том, чтобы перебежать на сторону противника.

Язвительнее всего шотландцы издеваются над самими собой. Трудно придумать более колкие и ругательные слова, чем те, с какими крохотные раскольнические пресвитерианские секты отлучают от церкви тех, кто выходит за рамки их жесткого кодекса. Так некогда произошло с лордом Маккеем, бывшим лорд-канцлером, который был отлучен от Свободной пресвитерианской церкви только за то, что отважился присутствовать на похоронах друга, исповедовавшего католицизм.

Но больше всего достается футбольным рефери. Разочарованные болельщики проигравшей команды неизменно обвиняют «людей в черном» в дьявольском сговоре с противоположной стороной. Частенько рефери приходится покидать стадион с накинутым на голову пальто или пиджаком.

Это цитата из стихотворения шотландского поэта Роберта Бернса:

Ах, если б у себя могли мы
Увидеть всё, что ближним зримо,
Что видит взор идущих мимо
Со стороны, -
О, как мы стали бы терпимы
И как скромны!
(Перевод С. Маршака)

Народная традиция представляет шотландца рыжеволосым, рыжебородым, рвущимся в бой героем-богатырем с клетчатым пледом на плечах. Коренастым, пухленьким и лысеющим жителям Шотландии такой образ, конечно, немало льстит.

Шотландцы не славятся легкомыслием и беззаботностью; с серым небом, овсяной кашей, угловатой архитектурой и такими же манерами лучше всего сочетается солидность. Даже в английских насмешках над шотландской солидностью, благоразумностью, суровостью и гордостью чувствуется немалая доля уважения. Шотландский ум - вовсе не миф. Есть в Шотландии такая прибаутка: молодого человека, жителя Эдинбурга, впервые съездившего в Лондон на встречу со своим руководством, спрашивают:

- Ну, и как тебе англичане?

- Не знаю, - отвечает он. - Англичан я не видел, только начальников департаментов.

У французов, давно знакомых с шотландцами, есть выражение, вошедшее в язык еще во времена Рабле: «fier comme un Ecossais» - «гордый, как шотландец». Говорят, что в Польше слово «Szkot» («шотландец») означает и торговца вразнос, лоточника, коробейника, поскольку в свое время по польским дорогам бродило множество шотландцев. А в Первую мировую войну немцы называли щеголявшие в юбках шотландские полки «дамами из ада».

И все-таки в определенном романтическом ореоле шотландцам отказать нельзя. Для англичан отдать ребенка на воспитание шотландской няне - явный плюс, поскольку это обстоятельство приобщает ребенка к колоритному прошлому и придает ему необычный шарм.

Шотландцы хотели бы, чтобы их видели их же глазами. Но, будучи людьми гордыми, они не станут рассказывать о том, какими сами видят себя; они полагаются на проницательность туриста, на его способность разглядеть за серьезной неулыбчивой внешностью романтическую душу.

Эти странные шотландцы: Беседа и жесты

Во время разговора шотландцы чаще всего прибегают к двум жестам. Либо они насколько можно разводят руки в стороны, показывая какую рыбину чуть не поймали, либо так близко сводят большой палец с указательным, что почти дотрагиваются ими друг до друга - так они показывают, на каком расстоянии мячик прокатился мимо лунки, когда они играли в гольф.

После того, как вы обменяетесь с шотландцем обычными фразами о погоде, ваша беседа может зайти в тупик. С другой стороны, как это часто бывает с неразговорчивыми людьми, если вам все же удастся его разговорить, то остановить собеседника будет непросто. Шотландцы до ужаса много знают, и чем в более замкнутом окружении они живут, тем вернее это утверждение.

Чтобы разговорить шотландца, надо суметь показать ему свою ограниченность или, наоборот, вступить в спор. Первое безопаснее, второе интереснее. Стоит вам твердо высказаться по какому-нибудь вопросу: от глобального потепления до правил уличного движения - как шотландец тут же вцепится в вас словно терьер и начнет трепать из стороны в сторону, доказывая вашу неправоту.

Распалившись от завязавшегося спора, шотландец начнет сильно тыкать вас в грудь указательным пальцем; они вообще склонны доказывать свою правоту силой, и если их аргументы не достигают цели, очень скоро начинают раздражаться. Так что иногда мудрее просто с ними согласиться.

Развивая мысль, шотландская логика иногда выдает странные стежки. Скептицизм частенько переходит в крайность. Выдающийся шотландский философ Дэвид Юм доказал, что шотландцы обладают даром заводить разговор в такой тупик, когда доказать уже ничего невозможно, более того: это уже никому и не нужно, но они все же продолжают спорить ради интеллектуального наслаждения. Способность к абстрагированию заставляет шотландцев радоваться всякой неудобной мысли. Настоящий шотландец предпочитает быть правым, нежели богатым.

Для иностранцев самым неожиданным приветствием, которым обмениваются шотландцы, является, наверное, следующее:

Один шотландец: «Ай-ай».
Другой шотландец: «Ай».

Значений у этого приветствия может быть сколько угодно, все зависит от интонации, положения бровей и движения губ, если таковые наблюдаются. Это приветствие, например, может означать как досаду: «Опять ты?!» - так и радость: «Рад тебя видеть!» Возможно, именно от этого «ай-ай» и произошло американское «хай!»

У шотландцев много традиций. Предлагая свой национальный напиток, шотландец не скажет: «Виски?» Он спросит: «Глоточек?» Самым мудрым ответом в этом случае будет: «Чуть-чуть!» - со значением: «Да, конечно! И побольше!» Если же вы не хотите «побольше», то ответить надо: «Совсем капельку!»

После того, как вы взяли бокал, ритуал еще не закончен. Ваш хозяин поднимет свой и произнесет: «Slainte mhath» (звучит это приблизительно, как «сланджах-вах») - что в переводе с гэльского означает: «Будем здоровы!» Большинство шотландцев полагает, что это самый гэльский тост. Правильным ответом на это будет: «Slainte mhor» (звучит, как «сланджах воре»), что означает: «Обязательно будем». На этом заканчиваются тосты и начинается самое главное: теперь вам придется опрокинуть себе в рот несколько бокалов один за другим, иначе хозяин огорошит вас следующим тостом: «Slainte gu siorraidh» («сланджах га шоррах»), что означает: «Здоровье на века!»

Обычай выпить «на дорожку» сегодня несколько подзабылся из-за резкого ужесточения законов против пьянства за рулем. И о «горских доблестях», когда все, стоя одной ногой на стуле, а другой на столе, осушают свой бокал, а затем швыряют его в камин, вспоминают теперь лишь в чрезвычайных ситуациях.

Эти странные шотландцы: Поведение

Шотландцы - народ далеко не покладистый. Они имеют свое мнение обо всем на свете. Обладая чувством коллективизма, они в большинстве своем законопослушны, если с их точки зрения законы разумны. Но попробуйте воспользоваться ими в своих целях, и они тут же ощетинятся. Им очень не нравятся зануды, которые всегда знают, что должны делать другие. Таких частенько осаживают замечанием типа: «А твоя мамочка знает, что ты пошел погулять?»

Шотландец способен спокойно стоять в очереди, если его никто не обходит, и в то же время, если поблизости нет машин, он не станет дожидаться зеленого света, а перейдет дорогу на красный.

Сторонники «протестантской рабочей этики» ратуют за иностранные инвестиции в Шотландию, надеясь найти там послушную рабочую силу. Шотландцы же, хоть и не чураются тяжелой работы, безропотной тягловой силой вовсе не являются и с большим подозрением относятся к таким понятиям, как «управление человеческими ресурсами». Отношения между работодателями и работниками обычно бывают натянутыми.

Шотландцы неторопливы и частенько останавливаются на улице поболтать, а продавцы могут забыть об очереди за разговором с покупателем. Подобные сценки можно наблюдать даже в больших городах, а на северо-западе время вообще теряет свое привычное значение. Танцы, назначенные на девять часов в деревенской ратуше, могут начаться в одиннадцать. На острове Малл даже говорят: «У часа половины не бывает», - а на острове Эйг один местный прохожий, у которого спросили, когда отходит паром, ответил: «Вообще-то он должен скоро подойти, потом постоит маленько и пойдет».

Шотландцы придают большое значение хорошему поведению на людях, возможно, потому, что большинство из них живет в городах, больших и малых, часто в домах, где за чистоту в общественных местах отвечают все жильцы. Садики перед домом у них ухожены, лестницы чистенькие, а входные двери натерты до блеска. За домом, правда, может валяться груда пустых бутылок и старый холодильник - так ведь то сзади, где этого никто не видит.

Они по-своему чопорны и, в отличие от Англии и Америки, переходят на «ты» долго и трудно. Для начала, по своей природной педантичности, они вас «проклассифицируют». Вам устроят внешний осмотр, а затем перейдут к осторожным вопросам, цель которых - выяснить, что вы за человек. Заведя, таким образом, на вас «досье», они могут перейти к разговору и на другие темы. В то же время водитель автобуса в Глазго запросто может обозвать пожилую даму «женщиной»: «Проходите, женщина, проходите! Пропустите других!» А после того, как вы пристроитесь на сиденье, ваш сосед, после обычного внешнего осмотра, может запросто начать с вами беседу, которая будет состоять из одной фразы: «Ну и холод же сегодня».

 

Развлекать и баловать детей - одно из любимейших занятий шотландских родителей, хотя в этом они мало чем отличаются от представителей других стран. Большинство шотландских матерей работает, хотя бы на полставки. В результате роль матери как центра притяжения семьи несколько ослабла.

И все же главное влияние на детей, как и в былые времена, оказывает мать, отвечающая также за быт и домашний бюджет. Функция отца традиционно сводилась к тому, чтобы приносить домой зарплату и, получив часть назад, отправляться в паб или на футбол. Мысль о том, чтобы помочь жене на кухне, для них была настолько же дикой, как предложение пройтись по потолку. До сих пор большинство мужчин с пренебрежением относится к так называемой «женской работе» и считает ее ниже своего достоинства. Одна байка, взятая из жизни, рассказывает о шотландской семейной паре, которая выиграла в лотерее миллион. «Слава Богу! Больше мне не придется мести лестницу старой метлой!» - обрадовалась жена. «Конечно, женщина, - согласился муж. - Теперь у меня есть возможность купить тебе новую».

Сдержанность шотландцев приводит к тому, что отношения между отцами и детьми выглядят более прохладными, чем они есть на самом деле. Семьи здесь дружные, и семью здесь любят. Нередко в городах взрослые дети, которые уже учатся в институте или работают, предпочитают независимости жизнь с родителями.

О пожилых в Шотландии заботятся хорошо. Общество не забывает их и не отвергает. Бабушка - очень важный фактор семейной жизни. Бабушки, частенько живущие по соседству со взрослыми детьми - на расстоянии квартала или двух, - играют огромную роль в воспитании внуков; они кормят детей полдником и выводят погулять в парк, что полезно и малым, и старым. Бабушка - главное действующее лицо многих детских песенок, например, такой: «Бабусю из автобуса выпихивать нельзя!»

Эти странные шотландцы: Чувство юмора

Определить, когда шотландец шутит, очень просто: его лицо приобретает чрезвычайно торжественное выражение, голос становится глубоким, а тон - загробным. Шотландцы, похоже, полагают, будто Господь не обладает чувством юмора, и потому в его присутствии лучше не шутить и не смеяться. Максимум, что они себе позволяют, - это быстрая гримаса. Как и все другие эмоции, юмор всячески скрывается.

Шотландский юмор отнюдь не плоский и не избитый. В нем всегда присутствует некая изюминка, а часто и мораль. И почти всегда он взят из жизни, как, например, анекдот про деревенского бродягу, повадившегося выпрашивать милостыню по фермерским домам. По дороге он подбирал сухой навоз, стучал в дверь и просил кусочек черствого хлеба для «бутерброда». Хозяйка в ужасе тут же предлагала ему выбросить навоз и выдавала настоящий бутерброд. Но вот однажды, постучав в дом, он нарвался на самого фермера. Тот, потрясенный не менее своей жены, пробормотал: «Это есть никак нельзя. Знаешь что? Брось-ка это, и пойдем в хлев, там есть посвежее, еще тепленькое».

Очень часто шотландцы рассказывают анекдоты про свои суеверия, вроде «щепотки соли через левое плечо». Они шутят над тем, чего боятся, например, над старостью и смертью. Как-то закадычные дружки старика Макферсона (не поэта-классика, а просто его однофамильца) в день, когда тому исполнилось девяносто пять, прислали к нему в дом молодую симпатичную «массажистку». Старец открыл дверь, и красотка выдала ему прямо с порога: «Я пришла подарить вам супер-секс». Именинник подумал и сказал: «Лучше супу».

Шотландцы любят такие анекдоты, суть которых не сразу доходит до собеседника. Самое большое удовольствие для них - смотреть на собеседника и ждать, когда он разразится хохотом.

Предметом шотландских шуток могут быть и их национальные особенности. Так, персонаж одной шотландской пьесы говорит: «Знаешь, сынок, я объехал весь свет, но только в Шотландии шесть и полдюжины не одно и то же». Каких-то особых регионов, про которые больше всего рассказывают анекдотов, здесь нет, за исключением, пожалуй, Абердина, чьи жители прославились чрезмерной бережливостью даже среди шотландцев. «Откроет кошелек шотландец - из него летят мухи, откроет кошелек абердинец - все мухи дохнут».

Остряки из Глазго иногда позволяют себе подсмеиваться над деревенскими тугодумами. Но главный объект шотландских шуток - иностранец, особенно, самодовольный.

Вот, например.

Заходит в эдинбургский бар австралиец, садится и начинает болтать без умолку. Один из завсегдатаев слушал-слушал, а потом и спрашивает: «А ты, парень, откуда?» - «Я из лучшей страны мира», - с гордостью отвечает австралиец. «Да что ты?» - удивился шотландец. - «А акцент у тебя какой-то не шотландский».

В городах Шотландии любят рассказывать анекдоты про некоего Рэба Незбитта, типичного безработного бездельника из Глазго, вечно поддатенького, с выпирающим из-под жилетки животиком, мачо до корней волос и острого на язык. Шотландские юмористы Робби Колтрейн и Билли Коннолли открыли свою золотую жилу. У Коннолли есть рассказ про мужчину, который убил свою жену и закопал ее на заднем дворе, а потом привел друга, чтобы показать ему могилу. Тот удивился: «А чего ты ей зад не присыпал?» - и услышал в ответ: «Чтобы было, где велосипед поставить».

Эти странные шотландцы: Еда и напитки

 

Шотландия - один из главных кулинарных центров мира. До недавнего времени шотландского сервиса следовало опасаться, но туристы приезжали сюда, несмотря ни на что. Еще в восемнадцатом веке один иностранец, побывав в эдинбургской забегаловке, рассказывал про повара, который был настолько грязен, что прилип бы к стене, если бы его туда швырнули.

Сегодня поваров держат подальше от любопытных глаз, а качество обслуживания резко улучшилось. Шотландцы научились извлекать пользу из своих самых привлекательных традиций как в этой области, так и в других. Меню обычно заманчиво пестрит местными блюдами: овсяная каша и лососина на завтрак, супы куллен скинк (рыбный) и коки-лики (куриный), картофельные салаты клэпшот (с брюквой) и стовиз (с мясом). И можно ничего не бояться. Шотландия отличается добротностью своей простой пищи: свежая рыба, овсяные лепешки, копченый лосось, ростбиф, картофель. Шотландцы уверены, что у них лучший картофель в мире. Говорят, где-то на северо-востоке Шотландии есть отель, в котором наряду с картой вин посетителям предлагают и карту картофеля: Керз розовый, Катриона, Шафтс-экспресс, Саттонское изобилие, Марис-волынщик, Герцог Йоркский (белый и красный)… Если что, официант всегда подскажет.

Знаменитый хаггис - бараний рубец с потрохами и приправой, - скорее всего, был завезен в Шотландию еще викингами тысячу лет назад. Лучшего для бережливой нации с поголовьем овец, практически равным населению, и не придумаешь. Хаггис - это овечий желудок, набитый потрохами и сваренный в горшочке; можно сказать, это пудинг из рубленой баранины и потрохов с овсяной мукой, луком и приправой. В одной из кулинарных книг остроумно подмечено, что использование желудка животного придало этому блюду «определенную варварскую романтику, столь милую шотландскому сердцу». На самом деле это очень вкусное кушанье встречается во многих странах, но своим традиционным блюдом его сделали только шотландцы.

Шотландцы любят свои национальные блюда, но едят их, как правило, дома. Если они выезжают куда-нибудь поесть, то превращаются в настоящих интернационалистов и могут поужинать в китайском, индийском, мексиканском или турецком ресторане. Они также с удовольствием пользуются ресторанами, где можно взять еду на вынос. Магазины, торгующие горячей пищей, также очень популярны. Их кулинарный диапазон весьма широк: от восточных блюд до уникальных шотландских деликатесов.

Возможно, именно холодные и сырые зимы сделали шотландцев самыми большими в мире сладкоежками. Они потребляют больше печенья и пирожков на душу населения, чем любая другая нация. У них вы найдете больше самых разных сладостей и выпечки, чем где бы то ни было. Шотландцы чрезвычайно гордятся своей выпечкой, которая составляет часть их кулинарной традиции. Кое-кто объясняет это культурным влиянием Франции, что очень похоже на правду. На завтрак шотландцы поглощают двоюродных братьев французского круассана: рулеты, булочки, ячменные и овсяные лепешки, пирожные, торты, печенья, среди которых и шотландский пряный пирог из баранины, и форфар бридиз - устрашающая гора выпечки, набитая мясом и овощами и приправленная подливой.

«Хай-ти» - ранний плотный ужин с чаем для всей семьи между пятью и семью вечера - состоит из горячего первого блюда, которое шотландцы едят с хлебом и маслом, а также из бесконечной череды булочек, лепешек, песочного печенья и пирожных, а сверху все это обильно заливается очень сладким чаем.

 

Всем известно, насколько шотландцы пристрастны к своим спиртным напиткам. В магазинах ассортимент алкогольных напитков может сравниться только с ассортиментом кондитерских изделий. Пабы здесь открыты целый день. Шотландский паб - некогда мрачный притон с подмоченной репутацией и дощатым полом - сегодня вполне приличное заведение, где даже можно найти столы и стулья. Алкоголь доступен каждому, и это обстоятельство, в частности, привело к снижению массового пьянства. Но сильно пьющих людей здесь немало.

Шотландцы много спорят и ругаются по поводу виски. Вплоть до того, что в яростную полемику оказались втянутыми два маститых ученых. А началось все с того, что один, по утверждению второго, выступил с шокирующими заявлениями по поводу виски и объявил, что этот напиток, якобы, был завезен в Шотландию из Ирландии, где использовался в примочках для лечения мулов, а к внутреннему употреблению его приспособили только шотландцы.

Но большинство обсуждает разницу между солодовым и смешанным виски, а также выясняет, где этот напиток делают лучше: в поросших вереском горных долинах на востоке или на просоленных берегах. И у той, и у другой разновидности есть свои приверженцы, и хороший хозяин позаботится о том, чтобы у него были оба вида, и еще бутылочка оркнейского, и еще одна с гор. У каждой марки - свой собственный аромат и «традиция», с любовью выработанная многими поколениями пиарщиков. Солодовое виски окружено ореолом таинственности. Шотландцы, бодро разбавляющие смешанное виски солидной порцией лимонада, состроят ужасную гримасу, если вы попробуете проделать то же с солодовым. По некоторым утверждения, солодовое виски надо пить неразбавленным. По другим, небольшое количество воды, добавленное в солодовое виски, подчеркивает его аромат и букет.

Говорят, будто запасы созревающего в погребах шотландского виски стоят куда больше всех золотых слитков Английского Банка. Виски является самым экспортируемым товаром Шотландии, несмотря на усилия шотландцев потребить его полностью дома.

Шотландское пиво - загадка для приезжего. Здесь есть множество сортов темного эля со странными названиями: восемьдесят шиллингов (80/-), шестьдесят шиллингов (60/-), а также маленькие угрожающего вида бутылочки, содержащие субстанцию под название «ви-хеви» - «малокрепкое». В принципе, это пиво можно пить и само по себе, но вообще-то оно предназначено для того, чтобы им запивать виски. В паве вы нередко увидите людей с большой кружкой пива и бокалом виски. Эта смесь, под названием «пятьдесят на пятьдесят», представляет собой одну из самых опасных для жизни жидкостей.

Чтобы подчеркнуть свою оригинальность, шотландцы частенько приговаривают, что Шотландия - единственная страна на Западе, где кока-кола не является самым популярным безалкогольным напитком. Вместо нее шотландцы предпочитают собственный напиток, называемый «Айрон-брю», который, судя по рекламе, «производится из бревен».

Эти странные шотландцы: Здравоохранение и гигиена

В шотландской душе укоренилось мнение, что они самые выносливые и крепкие люди на земле и не подвержены заболеваниям, поражающим более хлипкие нации. Действительность, однако, это опровергает. «У типичного шотландца плохие зубы и сильно потрепанная печень, он предрасположен к раку и сердечным заболеваниям». Это, конечно, преувеличение, но все же оно соответствует действительности более чем по одному пункту. Потребление сладкого в огромных количествах не способствует укреплению зубов, и дантисты в Шотландии живут припеваючи.

Немало шотландцев страдает и от сердечных заболеваний. Один гольф-клуб в Глазго стал первым немедицинским заведением, установившем у себя дефибриллятор для сердечников. И, конечно, вовсе не удивительно, что в стране, производящей один из самых популярных спиртных напитков в мире, существует такая проблема, как алкоголизм. Средняя продолжительность жизни в Шотландии по-прежнему на два года меньше, чем в Англии или в Уэльсе.

Однако как раз в Шотландии болеть можно. Здесь могут похвастать богатыми традициями медицинского воспитания населения. Шотландцы были пионерами в анатомии, анестезиологии и гинекологии; у них много отличных бесплатных больниц, а учебные заведения готовят немало врачей, из которых далеко не все эмигрируют.

Национальная склонность к умственной деятельности приводит многих шотландцев в психологию и психиатрию. Именно шотландский психолог проявил типично шотландский подход к делу и предложил концепцию, согласно которой «сумасшествие - это не просто душевное расстройство. Сумасшествие - это и прорыв». Иными словами, до безумия хочется не быть безумным.

 

Гигиена занимает важное место в жизни шотландцев. В старые времена она играла второстепенную роль по сравнению с необходимостью сохранить тепло. В те годы не один шотландский ребенок упаковывался в зимнее нижнее белье еще в ноябре и распаковывался только в марте.

Сегодня же в большинстве домов есть центральное отопление и современные ванные комнаты, главное место в которых отводится именно ванне, где шотландцы любят нежиться. Старые привычки, однако, не отмирают в одночасье, и потому, хотя многие принимают ванну и душ каждый день, немало и тех, кто полагает, что одной помывки в неделю вполне достаточно.

Эти странные шотландцы: Обычаи и традиции

В мире, где люди все чаще одеваются и питаются однотипно, забывают свой фольклор и разъезжают по всему свету, чтобы поглазеть на другие народы и их традиции, шотландцы приберегли несколько козырей.

Их мужчины и мальчики имеют возможность щеголять в ярком и необычном национальном костюме. Они сохранили волынку, от которой остальная Европа отказалась еще в 14-м веке (и которую один из критиков определил как «потерянное звено между музыкой и шумом»). Они также сохранили народные танцы, с которыми праздники становятся веселее. У шотландцев есть ритуальные сборища, так называемые горские игры, во время которых проходят состязания волынщиков, танцоров и силачей, которые «метают ствол» (до недавнего времени для этих соревнований вырывали ноги у только что забитой коровы).

А еще есть гольф, ловля лосося, охота на оленей и тетеревов… Все это требует особых знаний. Прибавьте к этим прелестям исторические фигуры шотландских бунтарей Уильяма Уоллеса, Роберта Брюса и Красавца принца Чарли - и вот вам готовая туристическая программа.

Самое удивительное, что по большей части все это не «развесистая клюква», а самое настоящее. Шотландцы, как любой европейский народ, ходят на работу, в школу и по магазинам, и носят однотипную одежду. Килт - юбку шотландского горца - на улице встретишь редко, если вообще увидишь. Но побывайте на свадьбе, на балу, на выпускном вечере в университете или на международном матче по регби, и вы увидите огромное количество юбок, из-под которых торчат бледные волосатые мужские коленки и икры, обтянутые толстыми шерстяными гетрами.

В гостях или на танцах шотландцы вскакивают с места при первых звуках народной музыки. Большинство неплохо исполняют простенькие танцы; неуклюжие мужчины галантно отдают себя во власть женщин, лучше разбирающихся в национальных танцевальных традициях (мальчики предпочитают получать «мужское» воспитание на школьных спортивных площадках и не особо жалуют кружки народных шотландских танцев). Для исполнения замысловатых танцев обычно приглашают тех, кто это действительно умеет.

Даже горские игры, которые безумно нравятся иностранцам, не сохранились бы до наших дней, не будь они так любимы народом. Шотландцы завоевали себе привилегию играть в шотландцев и быть шотландцами.

 

Кланы - это еще одно проявление игры в шотландцев, столь любимой в этой стране. Некогда слово «клан» означало «дети», то есть потомки; все кланы ведут свою родословную от некоего Адама-прародителя. Некоторые даже утверждают, что восходят к библейскому Адаму.

Есть анекдот о том, как Маклин спорит с Маклеодом о том, чей клан древнее. «Что-то на Ноевом ковчеге мы вас не видели!» - заявляет Маклеод. На что Маклин спокойно замечает: «А Маклинов без лодки вы хоть раз видели?»

В древние времена все члены клана безоговорочно являлись на зов «Горящего креста», вытаскивая клейморы, то есть шотландские палаши, из потаенных углов своих сараев, чтобы отправиться за своим вождем на войну. Сегодня вожди кланов хоть и объединены в особую организацию, но уже не имеют никакой власти. Многие кланы образовали свои ассоциации, а некоторые, вроде Макдональдов или Кэмпбелов, обладают собственной хорошо организованной международной сетью, которая издает регулярные информационные бюллетени, имеет свои веб-сайты и проводит собственные конференции. Эти кланы совершенно безобидны, скорее даже, полезны в социальном плане и не имеют ничего общего со своими воинственными предшественниками, вроде кланов Макгрегоров или Робертсонов, которые некогда делали вылазки на чужую территорию, угоняли скот и терроризировали фермеров и крестьян. И все же от этих древних преданий юбки на потомках мужественных воинов покачиваются при ходьбе по-особому.

 

До кланов в Шотландии существовали племена. Кланы выросли из древней племенной организации. Пережитки племенного строя в поведении и характере современных шотландцев продолжают сказываться на их отношении к жизни. Это чувствуется в их привязанности к земле, особенно к своему клочку, в приверженности своему клану, в обожании традиций и мелких ритуалов, в их долгой исторической памяти и боевом духе.

Многие кусочки шотландской мозаики встанут на свои места, если вы вспомните, что на подсознательном уровне шотландцы остаются членами рода или племени.

 

В давние времена горцы Шотландии носили юбки (в переводе с гэльского языка «небольшие одеяла») и пледы («большие одеяла»), выкрашенные природными красителями и сотканные в районах Северо-Западного нагорья. Обычная их расцветка была в полоску или клеточку - на гэльском это называлось «тартан», - но изготавливались они по разным лекалам. На поле брани воины скидывали пледы и бились в рубашках.

Тартан, или плед, существует не одну сотню лет. Судя по некоторым археологическим находкам в Восточной Европе и на Дальнем Востоке, кельтские цвета были любимы и там, и уже очень давно. И все же по-настоящему шотландская клетчатая ткань расцвела в 19-м веке, когда после визита королевы Виктории в ее шотландскую резиденцию - замок Балморал (который был весь застелен коврами в клетку), мир открыл для себя романтику шотландских гор. Эдинбургские ткачи не упустили случая подзаработать и принялись производить именные шотландские пледы всех кланов подряд. Поскольку жаждущие поверить в то, что эти пледы настоящие, покупали их очень хорошо, на свет были произведены тысячи экземпляров. Причем, власти утверждают, что только расцветки клана Стюартов оказалось 58 разновидностей.

Некоторые суровые горные лэрды - шотландские землевладельцы - настаивают на том, что носить шотландский плед можно только в пределах Северо-Западного нагорья. Другие заявляют, что прежде необходимо доказать свои связи с кланом, чей плед ты носишь. А находчивые владельцы магазинов считают, что все это ерунда, и потрясают документами, доказывающими, что все жители Великобритании так или иначе произошли из шотландских горских кланов. В общем, все мы потомки Джона Тэмсона.

Как бы то ни было, шотландец, щеголяя в юбке на шумной свадьбе или в составе армии болельщиков, сопровождающих национальную сборную по футболу, приобретает особенно важный вид: ведь теперь он колоритная фигура, вооруженная «скин дху» (кинжалом), воткнутым в гетры, а деньги у него позвякивают в кожаной сумке с мехом наружу, и он с удовольствием играет свою роль.

Есть анекдот о том, как королева Виктория спросила шотландского горца: «А под юбкой вы что-то носите?» И тот ответил: «А зачем, мэм? Там все и так отлично работает».

 

Шотландцам можно выдать патент на проведение новогодней ночи, которая здесь называется «хогмени». Им удается невероятное - превращать заледенелый Эдинбург в туристический центр в самый разгар зимы. Старинный северный фестиваль по случаю Рождества тоже не забыт. Раньше этот знаменательный день календаря отмечал середину зимы, когда дни стоят самые пасмурные, а ночи длинные. Ну чем не предлог для хорошей вечеринки?

Сегодня сказочного ореола вокруг этого праздника уже нет, но зато он стал куда более шумным. Виски, волынки, традиционные песни и новогодний пирог «черная булочка», которую еще Роберт Льюис Стивенсон назвал «плотной черной и опасной для жизни субстанцией», - все это придает ему особый колорит. Часто пир выплескивается из освещенных и согретых каминами домов в парки, где вокруг костров и фейерверков собираются десятки тысяч человек.

В результате, древний обычай «первого гостя в Новом году» (считается, что если первый, кто переступит порог дома после полуночного звона колоколов, окажется брюнетом, то он принесет счастье) сохранился только в маленьких городах и деревушках, где люди все еще ходят друг к другу в гости до самого утра, хотя все чаще и чаще забывают захватить с собой уголь или пучок соломы - символы тепла и процветания в Новом году.

Когда заканчивается вечерняя служба, весь англоговорящий мир подает друг другу руки и начинает распевать эту таинственную и малопонятную песню. С шотландского ее можно было бы перевести и как «Дни давно минувшие» (в русском переводе Маршака «Старая дружба»), но при любом переводе она теряет свою магию. В старинных песнях самое главное не слова, а пробуждаемое ими ощущение духовного родства.

Среди множества идолов, которых создали себе шотландцы, один из главнейших - Народный Бард, чей культ не ослабевает и по сей день.

Раз в год, в день рождения Роберта Бёрнса, 25 января, по всему свету сотни тысяч шотландцев усаживаются за ужин в его честь. Это настоящий обряд, включающий в себя торжественный выход повара под звуки волынок с хаггисом на блюде (говорят, будто шотландцы из посольства Великобритании в Вашингтоне получали его дипломатической почтой, чтобы избежать ограничений на ввоз продуктов питания в США), декламацию бёрнсовской оды хаггису и церемонию разрезания пудинга кинжалом. Только после этого принимаются за сам хаггис.

По окончании ужина произносится тост в честь Бёрнса. Присутствующие следят за речью с неподдельным вниманием, потому что все они прекрасно знакомы со стихами поэта и потому что у каждого припасено несколько слов для ее продолжения. Затем следуют другие тосты, среди которых «Девушки» и «Ответ девушкам». Сам Бёрнс любил выпить, потому многие стремятся воздать ему должное.

 

Как гласит древняя легенда, где-то в 6-м веке святой Колумба столкнулся с чудовищем в реке Несс и изгнал его оттуда. И поработал он настолько хорошо, что о чудище забыли аж до самых тридцатых годов 20-го века, когда оно объявилось вновь, и с той поры продолжает попадаться людям на глаза.

Про Несси написано немало книг, проведено несколько исследований, но выводы их как-то неубедительны. То, что чудовище не найдено, считают сторонники его существования, еще не означает, что его нет. А пока суть да дело, местные власти неплохо подзаработали на тех, кто видел монстра. Многие местные жители искренне верят, что в озере Лох-Несс «что-то» есть. Другие не менее категорично заявляют, что все это - чистой воды надувательство. Как бы то ни было, до тех пор, пока озеро площадью двадцать квадратных миль и глубиной 600 футов не будет осушено, Несси будет жить.

Картина дня

))}
Loading...
наверх